+7(499) 653-97-91


Институт Стволовых Клеток Человека (ОАО «ИСКЧ») – российская публичная биотехнологическая компания, основанная в 2003 году.

Направления деятельности ИСКЧ - разработка, коммерциализация, а также продвижение на российском и мировом рынках собственных инновационных лекарственных препаратов и высокотехнологичных услуг в сфере регенеративной медицины, медицинской генетики, генной терапии, биострахования и биофармацевтики.

ИСКЧ принадлежит крупнейший в стране банк персонального хранения стволовых клеток пуповинной крови – Гемабанк, а также банк репродуктивных клеток человека – Репробанк (персональное хранение и донация).

Компания вывела на рынок первый российский геннотерапевтический препарат для лечения ишемии нижних конечностей атеросклеротического генеза – Неоваскулген®, а также инновационную медицинскую технологию применения дермальных аутофибробластов для восстановления кожи с признаками возрастных и иных структурных изменений – SPRS-терапия.

ИСКЧ реализует социально-значимый проект по созданию общероссийской сети медико-генетических центров Genetico для предоставления услуг генетической диагностики и консультирования с целью раннего выявления и профилактики наследственных заболеваний, а также патологий с генетической составляющей (Этноген, PGD, Prenetix и др.).

www.hsci.ru
Задать вопрос

SPRS-терапия. Испытываем на себе. Часть 1

Автор известного блога о красоте Beautyinsider.ru Яна Зубцова решила на себе попробовать одну из самых дорогих процедур омоложения - SPRS-терапию или инъекции фибробластов, полученных из собственных клеток кожи.

Новая кожа. За ценой не постоим

Про SPRS-терапию — точнее, про использование собственных фибробластов в бьюти-целях — я первый раз услышала, когда писала аналитическо-ехидный материал про стволовые клетки- плюс-минус лет 10 назад. Тогда это словосочетание вошло в активный лексикон — его вдруг все стали употреблять в светских разговорах и рекламных объявлениях.

Было очень модно обещать (или делать?) инъекции ваших собственных (аутологичных) стволовых клеток, почерпнутых вашего из костного мозга, в любой орган, чтобы вырос новый, а если повезет — то и два:) Ну и вечная молодость в качестве бонуса, разумеется. Некоторые наиболее смышленые клиники настаивали, что колоть эти клетки нужно не иначе как на Багамах (или на Карибах). И лететь туда частным бортом, конечно. А то не подействует. Обещали приятные скидки. Если полетите сегодня, заплатите не 200 000 долларов, а на 3% меньше.

И что вы думаете, некоторые летали. И возвращались такие воодушевленные-воодушевленные. Я брала интервью у одной пары 55+. У них сияли глаза. Они говорили, что им что-то такое укололи, да, недели полторы назад — и морщин у них уже стало гораздо меньше. А еще вот-вот, и совсем не останется. И еще у них там, на Багамах (или на Карибах) случился секс, впервые за пять лет, и это тоже можно считать побочным эффектом введения клеток. И вообще — «настроение мое улучшилось» (С). Да, дороговато, конечно, но зато аж два раза. В смысле, секс.

А врачи, которые занимались инъекциями стволовых клеток, уверяли меня, что я могу уже буквально завтра отдать все свои кремы, включая разлюбимый La Mer, бедным. Потому что послезавтра косметическая индустрия умрет, все пересядут на клетки. А кремики останутся для глубоко неимущих.

Правда, другие серьезные врачи, мнению которых я как-то интуитивно больше доверяла, уговаривали меня не спешить с раздачей La Mer бомжам. Их аргументы были просты и понятны: да, возможно, за стволовыми клетками будущее. И даже скорее всего — будущее за ними. Но пока тут слишком много вопросов. Как эти клетки поведут себя, во что будут дифференцироваться? То есть превратятся ли они гарантировано в клетки кожи, печени или вообще любого органа, который мы им укажем? Или во что-нибудь другое?.. И как они станут вести себя, дифференцировавшись? Жить по тем же законам, что и обычные? Или — ?.. Еще ничего толком не изучено, не доказано, не апробировано.

А что там колют на Багамах или на Карибах — так это вообще никому неизвестно. Может быть, просто кокосовую воду. Под грифом «совершенно секретно, ужасно эксклюзивно, Семен Семеныч, ну вы же понимаете, что это не для всех» некоторым Семен Семенычам и особенно их Леночкам можно вколоть что угодно и за сколько угодно. И главное, они почувствуют эффект.

Потому что — см.выше — это же «совершенно секретно, и ну вы же понимаете!»

SPRS-терапия и стволовые клетки

Так вот тогда же, от врачей, которым я доверяла, я услышала про методику введения фибробластов, над которой работают лучшие мозги в США, а у нас этим направлением занимаются супруги Вадим и Алла Зорины. Он — кандидат биологических наук, она — медицинских. (На сегодняшний день у Вадима 6 патентов и более 60 научных работ и публикаций, у Аллы — 5 патентов и столько же примерно работ.)

Методику, над которой они работают, нельзя путать с методиками стволовых клеток. Отличие принципиальное: фибробласты — не стволовые, а вполне себе уже определившиеся со своим призванием клетки кожи. Просто с возрастом их количество и способность продуцировать коллаген и эластин снижается. Если подсадить свеженькие аутологичные (ваши собственные) клетки в вашу же кожу, велика вероятность, что кожа заметно омолодится.

И это — перспективное направление, говорили мне. Но тогда (10 лет назад, опять-таки) еще не получившее разрешение на использование для шир.нар.масс. Ведутся эксперименты. Наука и фундаментальная медицина — штука медленная, нерасторопная, неповоротливая. И слава богу. Если бы все нововведения тут же запускались в обиход, мы бы все уже вымерли, как овечки Долли.

Тогда я, кажется, до Зориных не доехала, но по телефону мы с Вадимом поговорили. Он был строг: «Никакого отношения к эпидемии введения стволовых клеток мы не имеем. Мы работаем в смежном направлении, но об этом пока рано говорить. Позвоните через 10 лет.»

...Прошло 10 лет....

И вдруг, в один прекрасный момент, Институт Стволовых Клеток Человека, в который теперь в качестве подразделения входит «SPRS-терапия», где работают те самые Зорины, выходит на блог бьютиинсайдер. И мы договариваемся с ними, что они помогут создать нашу бьюти-энциклопедию, о которой мы давно мечтали.

А Вадим и Алла Зорины предлагают мне пройти процедуру омоложения кожи аутологичными фибробластами. Круг замкнулся, как это часто бывает с какими-нибудь судьбоносными случайностями:)

Оказалось: в 2010 году в России ОАО «Институт стволовых клеток человека» (ИСКЧ) получил разрешение Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения на применение аутологичных фибробластов для коррекции возрастных и рубцовых изменений кожи (технология «SPRS-терапия»).

Оказалось: с этой методикой работают известные московские клиники — RayLife, Kлазко, EMC, Revival, Lege Artis, А-клиника, «Корчак» и другие.

Оказалось: клинические исследования показали: уменьшение количества морщин в течение года в среднем на 46%, уменьшение глубины  морщин — на 90%, увеличение толщины кожи — на 64 % после одного курса терапии.

Оказалось: стоимость этой процедуры около 260 000 р. Возможны варианты, но в основном — в сторону увеличения(Ой-ой, подумала я. А кто бы не?..)

К этому моменту я себе в общих чертах уже представляла суть SPRS. У пациента берут биоптат, отправляют его в лабораторию, помещают в специальную среду, взращивают там новенькие фибробласты и вводят их вам в кожу инъекционно, примерно как мезотерапевтический коктейль. Все это очень поверхностно, конечно. Подробности и детали я узнавала уже по ходу пиесы под названием «Новая кожа».

Явившись в клинику впервые, чтобы отдать кусочек шкуры во имя молодости, я обнаружила, что внутри там — смесь древнеримского, средиземноморского и медицинского стилей:) В кабинетах тоже все сделано так, чтобы вам по возможности казалось, что вы не в клинике, а на какой-нибудь вилле D’Este или на Капри. Моим врачом оказалась Cветлана Викторовна Шоколова, которая делает эту процедуру несколько лет, знает все тонкости, нюансы, детали и наблюдает эффект на пациентах. Говорит, что и сама ее себе делает. Но это, конечно, все врачи-эстетисты говорят о том, на чем работают — если только речь не о кесаревом сечении, а доктор — не мужчина:)

Эффект SPRS-терапии

Светлана рассказала, на какой эффект в моем случае можно рассчитывать. Уплотнение кожи в области вокруг глаз, шеи и декольте — однозначно. Качественное улучшение кожи рук — однозначно. Да, уйдут мелкие морщины, скорее всего, полностью. Те, что покрупнее, станут гораздо менее выраженными. Как долго эффект сохраняется? Тут, как всегда, сложно — потому что, с одной стороны, можно сказать, что пожизненно. С другой — время на месте не стоит, и стареть никто не перестает, даже те, кто может себе позволить каждый год-полтора-два проходить курс SPRS-терапии. Обычно его повторяют раз в 2-4 года.

На какой эффект рассчитывать не стоит? На ярко выраженный лифтинг. Процедура улучшает состояние кожи, но птоз тканей она не останавливает. Замедляет, да, но — косвенно.

Есть ли какие-то противопоказания? Никаких особенных, кроме самых банальных — острых или хронических в стадии обострения заболеваний кожи, например. И если у вас аллергия. При этом аллергия на само введение фибробластов исключена.

Как много времени проходит от момента забора биоптата — до момента введения в кожу новеньких фибробластов? Это индивидуально и зависит от исходного состояния фибробластов. Как быстро они будут  размножаться? От возраста это не всегда зависит. У Светланы есть пациентки — мать и дочь. И у дочери способность фибробластов к размножению ниже, чем у матери. Так что важно выяснить регенераторный и пролиферативный потенциал моих фибробластов, что и будет сделано в лаборатории.

Кстати, это вообще очень важные показатели, по которым можно понять, как будет стареть ваша кожа, быстро ли на ней возникнут морщины, на какой эффект от процедур (не только этой, любой) можно рассчитывать. И как скоро его можно ожидать.

Как сказала мне Светлана, на основании этих потенциалов создается паспорт кожи. Этот паспорт меня заинтриговал. Можно ли, например, отталкиваясь от этого паспорта точнее предсказать, какие кремы вам нужны? И не в данных ли этого паспорта, в том числе, кроется ответ на вопрос, почему кому-то какой-то крем идеально подходит и он видит результат, а другому — не подходит, не видит, не любит, «выброшенные деньги»? В общем, я решила к этому паспорту еще вернуться.

Еще вопросы врачу

А пока продолжила пытать Светлану вопросами. Например, меня интересовало, нужно ли мне как-то особенным образом готовиться к встрече с новенькими фибробластами? Оказалось, да.

Во-первых, если я планирую пройти фраксель или какую-то другую достаточно агрессивную процедуру, то лучше ее сделать до, а не после введения фибробластов. Иначе коллаген, который они насинтезируют, будет тут же разрушен. А не хотелось бы:) Ну, я ничего такого не планировала. Кроме визита к доктору Себа за порцией ботокса и филерами. «Поскольку эти процедуры целостность кожи глобально не нарушают и вообще скорее точечные, то тут нет ограничений, но все равно филеры — лучше до», — ответила Светлана. (Что я и сделала:)) С удовольствием. 

Во-вторых, если я собираюсь на каникулы к морю, пляжу и солнцу, то тоже лучше до. Те же самые причины: солнце — агрессия, и лучше мою новую кожу ей не подвергать. Поэтому было решено взять биоптат сейчас, а делать инъекции после моего возвращения с Корфу.

И в-третьих. «Вы курите?» — «Да, курю.»- «Лучше бросить совсем или как минимум очень сильно уменьшить количество сигарет. Табачный дым также будет разрушать коллаген, только что синтезированный фибробластами. Не увидите эффект — обвините метод. А он не виноват.» Ох. Ну, с другой стороны, я давно вяло это хотела сделать. А тут такой шанс. Не каждый день вам фибробласты подсаживают:) Если честно, боюсь только одного — тут же немедленно опять растолстеть. Ну, тем больше возможностей будет моему тренеру Диме Степину продемонстрировать свое мастерство. Ладно.

Начало SPRS - терапии

Обсудив все, переходим к процедуре. Биоптат берется из-за уха: именно там кожа находится в лучшем своем виде. Потому что на нее никогда не попадают солнечные лучи. Сначала в эту область делается обезболивающий укол — обычный лидокаин, который вводят в десну, если надо удалить зуб или вылечить какой-нибудь пульпит. После имплантации 38 зубов меня лидокаином ни удивить, ни напугать невозможно. Затем вам в кожу за ухом вкручивают такую "штуку", у которой на конце — что-то вроде кнопки, которая бывает на авторучках. Только с острыми краями. На самом деле это такой круглый микро-скальпель.

Им делается круглый (и довольно глубокий, по ощущениям — на пару миллиметров) надрез. Затем доктор берет пинцет, пробирку и другой скальпель, похожий на офисный микро-нож для бумаги. Подхватывает пинцетом надрезанную кожу — и иссекает ее. Выглядит это все не слишком приятно, так что особо слабонервным можно проскролить вниз, но, на мой взгляд, именно такие картинки должны дать понять, что ничего страшного не происходит.

Затем микро-лоскуток (4 мм.) моей кожи помещают в пробирку со специальным раствором, а мне дезинфицируют ранку и заклеивают ее лейкопластырем. И на всякий случай дают с собой еще парочку таких же. (Ранка за ухом вяло побаливает неделю и вообще заживает довольно медленно, из чего я делаю вывод, что она была достаточно глубокой. Но всерьез говорить об этом как о каких-то неприятных последствиях процедуры, конечно, нельзя.)

И, в принципе — все. Долг перед молодостью на сегодня выполнен.

Теперь нужно ждать, когда фибробласты в лабораторных условиях окрепнут и начнут плодиться:) А также съездить на Корфу и бросить курить.

Источник: beautyinsider.ru

 

09.12.2014